Перейти?
×

невроз. Лечение в Казани

другие заболевания и расстройства

Невроз - это психогенное заболевание. Современная цивилизация, с ее урбанизацией, интенсивным тем пом жизни, информационными перегрузками, гиподинамией и другими факторами, привела к резкому увеличению распространенности неврозов. Coциальное и медицинское значение психогенных заболеваний становится очевидным, если учесть, что примерно половина всех интернистских заболевании — неврозы и психосоматические заболевания являются психогенными.

Многие неврозы могут имитировать органические заболевания, и не только неврологические, но и всевозможные другие. включая, например, "острый живот" (медицина знает немало фактов ошибочной диагностики и ошибочных действий врачей у больных с неврозами, в том числе неоправданные хирургические вмешательства). Кроме того, нередки сочетания органических заболеваний и неврозов. Органические заболевания также могут быть пусковым фактором невроза. Развитие невроза определяет личностно-значимый конфликт. Невроз — это болезнь личности.

Психогенная реакция на тяжелый стресс потенциально возможна у любого человека. Такая реакция обычно обратима (психофизиологическая реакция). В отличие от этого невроз является хроническим состоянием. Психосоматические заболевания, как правило, возникают в результате хронического стресса.

Предрасполагающие к неврозам факторы являются биологическими и психологическими.

Биологические факторы могут быть общими дня человека и животных. Так, еще И. П. Павлов в исследованиях на собаках выделил к "крайние типы" нервной деятельности, совпадающие у человека и животных и соответствующие известным типам темпераментов - меланхоличеким и холерическим. Позже, работая в клинике, И. В. Павлов установил, чего лица с прео6ладанием
подкорки над корой и первой сигнальной системы над второй («художественный тип») склонны к истерическому неврозу, а с противоположными взаимоотношениями между ними («мыслительный тип») к психоастеническому. В настоящее время это положение дополнено представлением о преобладающем функциональном значении в первом случае правого полушария, а во втором левого; установлена роль и возрастного фактора. Так, биологической предпосылкой развития истерического невроза является детский возраст. В раннем детстве все мы являем собой преимущественно «художественный» правополушарный тип. Вот почему дети так склонны к эмоциональным реакциям вообще и к демонстративным в частности. При неправильном воспитании ребенка, выражавшемся в гиперопеке и вседозволенности, у него формируются неадекватные представления о значимости его личности часто эгоцентризм и эгоизм, что в дальнейшем ведет к необоснованно повышенным или даже чрезмерным претензиям к окружающим, из-за этого возникают конфликтные ситуации, способствующие развитию невроза. Кроме того, дети очень впечатлительны, и психогении детства оставляют скрытую рану в душе ребенка, часто на всю жизнь. Это при определенной ситуации тоже может сыграть важную роль в развитии невроза. К биологическим предпосылкам невроза следует причислить и последствия негрубых церебральных поражений, особенно перинатальных и раннедетских, ограничивающих возможности церебрального гомеостаза. К психологическим предпосылкам неврозов относится прежде всего акцентуация личности, т. е. акцент на тревоге, депрессии, обстоятельности, мнительости и т. п. При этом может иметь значение констелляция ряда психологических факторов, например высокого уровня тревоги и устойчивой ориентации на успех. Важную роль играет недостаточность психологических защитных механизмов на уровне сознания или подсознательном уровне. В частности, стойкие моральные убеждения и полноценность механизмов сна (вспомним об активной психической деятельности в быстроволновом сне и поисковой функции последнего) обладают мощным
антиневротическим воздействием и наоборот, нарушение, недостаточность сна предрасполагает к неврозу.

Определенное значение в развитии неврозов имеют социальные факторы. У человека должны быть разумными желания, в соответствии с возможностями и их реализации. Сверхобеспеченность, а также бедность являются социальными нейрогенными факторами. Говорят, человек счастлив, если у него "хорошие тылы". Конечно, здесь имеется в виду микросоциум, и прежде всего хорошее отношения в семье. И наоборот, неудовлетворенность в интимной сфере, различие взглядов на жизнь, разные темпераменты, супружеские измены и т. п. могут стать стрессогенными факторами, равно как и напряженные, а тем более конфликтные служебные отношения.

Касаясь атмосферы в семье, следует еще раз указать на значение возрастного фактора. Многие психогении могут оказывать на ребенка отрицательное влияние даже длительное время оставаясь в подсознании и действуя на его поведение. При наличии внешних поводов они могут быть причиной появления неврозов в пубертате, юности и даже позже.

Одна из заслуг З. Фрейда состоит в том, что он открыл новый подход к проблеме неврозов и ключ к тайнам душевной жизни стал искать не в физиологии и не в психологии сознания, а в психологии бессознательного. Он показал роль бессознательного в психической жизни не только здорового человека, но и в механизме неврозов, возникающих вследствие неотреагированных желаний и влечений. Фактически им показана и роль в психической жизни человека сновидений как символического отражения бессознательного.

У здорового человека четко интегрированы эмоционапьньхе (психоэмоциональньхе), моторные (психомоторные) и вегетативные (психовегетативные) компоненты поведенческих реакций. В их единстве большое значение придается ряду механизмов: адекватности взаимодействия восходящих и нисходящих влияний ретикулярной формации головного мозга, гормонального и трансмиттерного звеньев в реализации эрго- и трофотропных влияний, адекватной эмоциональной оценке ситуации и др.

При неврозе происходит дезинтеграция и патологическая реинтеграция компонентов целостных реакции организма: например, при неврастении - утрата радости жизни, чрезмерность и быстрая истощаемость эрготропных реакции (раздражительность, слабость, снижение работоспособности) и неадекватность их включений (вегетативные кризы); при истерии - неадекватность психомоторных реакций (демонстративные припадки и др.).

Различают гиперстенические и астенические формы неврозов. В различии и далее некоторой полярности их троявлений основное значение придают противоположности сдвигов во взаимоотношении активирующих и дезактивирующих влияний стволовой ретикулярной формации.

Так, разнообразные сенестопатии сенесталгии, часто сопровождающиеся ипохондрией, равно как и головная боль ("обруч на голове"), можно объяснить преобладанием активирующих влияний над дезактивирующими. В результате этого афферентные импульсы от внутренних органов и тканей, которые в норме не осознаются, интегрируясь на субкортикальных уровнях, начинают осознаваться, принимая в силу этого характер патологических ощущений и интерпретируясь пациентом как болезнь.

Недостаточностью дезактивирующих влияний объясняется и нарушение сна, трудности засыпания, тревожный сон, частые пробуждения и др . , а также невозможность психоэмоционального и физического, в частности мышечного, расслабления. Это является дополнительным фактором тревоги у подобных больных.

При астенических неврозах наблюдается вялость, сонливость, физическое расслабление, в тяжелых случаях адинамия, что объясняется преобладанием дезактивирующих влияний над активирующими.

Классическими "большими" неврозами являются неврастения, истерия и невроз навязчивых состояний (психастения). К "малым" неврозам относят органные неврозы ("Невроз сердца" , логоневроз и др . ), психогенную импотенцию и некоторые другие

Неврастения характеризуется раздражительностью, слабостью, сенестопатиями, часто с ипохондрической интерпретацией, подавленным настроением, нарушением сна. Фактически облигатен синдром вегетативной дистонии с перманентными, а нередко и пароксизмальными сердечно-сосудистыми и другими нарушениями (см ч.II, гл. 3.).

Невроз навязчивых состоянии проявляется в непроизвольно возникающих и навязчиво повторяющихся представлениях, мыслях, чувствах или действиях, болезненный характер которых осознается самим больным. Личность характеризуется тревожно-мнительным характером, отсутствием уверенности в себе, нерешительностью, склонностью к сомнениям, затруднением при выборе решений на фоне развитого чувства долга.

Больные склонны постоянно возвращаться к пережитому, проверяя правильность своих решении и поступков; часты навязчивые сомнения, «пережевывание» своих мыслей и навязчивое мудрствование, навязчивые воспоминания и т. д. Навязчивые опасения проявляются боязнью неудачи выполнения определенных навыков, физиологических актов (особенно часто это касается половых сношений у мужчин), сна и т. д. Навязчивые движения характеризуются тикозными (как правило, у детей) и другими гиперкинезами, возможны навязчивые действия, вплоть до ритуалов (см. далее).

Истерия является наиболее демонстративным проявлением невроза. «Поставщиками» истерии являются обычно женщины с повышенной эмоциональностью, аффективностью, театральностью, склонностью к немедленным действиям, зачастую страдающие переоценкой собственной личности.

Истерия характеризуется функционально-неврологическими нарушениями, которые чаще всего трактуются как проявление конверсионных расстройств. Феномен конверсии в клинико-психологическом плане понимается как механизм, ведущий к трансформации психогенного конфликта в соматоневрологические проявления.

В последнее время, правда, полагают, что соматоневрологические расстройства могут наблюдаться, хотя и не столь часто, не только у больных с истерией, но и при органических заболеваниях ЦНС, соматических заболеваниях при стрессогенных ситуациях у лиц с выше-описанными особенностями личности.

Таким образом, конверсия рассматривается как способм реагирования акцентуированной личности в стрессовых состояниях .

Большинство функционально-неврологических нарушений психогенного характера можно феноменологически разделить на две группы: явления раздражения и выпадения.

К основным явлениям раздражения относятся истерические припадки, истерическая икота, истерические гиперкинезы.

К основным явлениям выпадения истерические параличи, анестезия, мутизм, афония. Существуют и другие феномены, не укладывающиеся в данную схему. Это прежде всего истерические нарушения походки. В последнее время выявилась четкая тенденция замещения классических истерических функционально-неврологических проявлении вегетативно-висцеральными.

Основными особенностями функционально-неврологических расстройств являются необычность их проявления, демонстративность, несоответствие ряда признаков аналогичным нарушениям органического генеза. Важное значение имеет анамнез: наличие непосредственно пред-шествующего психогенного фактора (не всегда), возник-шее нарушение позволяет пациенту избежать неприятную ситуацию или получать поддержку, недостижимую другим способом. Обычно имеются многочисленные, не объяснимые органическим заболеванием жалобы больных.

Истерические припадки правильнее называть психогенными. Это непроизвольные, периодически повторяющиеся пароксизмы расстройств сознания и поведения, нередко феноменологически в точности имитирующие эпилептические припадки. Классики, включая Шарко, описывали истерические припадки как приступы, характеризующиеся необычной вокализацией (крики, лай и т. д.), характерными двигательными явлениями (истеричесная дуга, царапанье, разрывание одежды и т. д.).

В настоящее время известен большой спектр психогенных припадков (см. ч. II, разя. 2.8).

Трудность дифференциальной диагностики и частот диагностических ошибок побуждают любые неясные припадки рассматривать как потенциально эпилептичские. Зачастую обычная ЭЭГ бывает недостаточной постановки диагноза, и только телевидео- и ЭЭГ-мониторирование может сыграть решающую роль, и то не всегда (см. ч. II, гл. 2).

Психогенный тремор характеризуется непостоянством ритма колебаний. Психогенное нарушение походки не соответствует ни одному из известных их типов при органических заболеваниях мозга (см. ч. I, гл. 2). Это поистине демонстративные нарушения: заведение ноги за ногу, приседание скачки и т. п. В тяжелых случаях истерической астазии-абазии приходится проводить дифференциаьный диагноз с поражением лобной доли головного мозга, при котором болезнь характеризуется наличием соответствующих признаков: хватательного рефлекса, расстройства ми деятельности, элементами лобной апрахсии, двигательными и речевыми персеверациями.

Более часто в практике при отсутствии выраженных нарушений ходьбы встречается демонстративное падении в позе Ромберга назад, без компенсаторных синергии ("падение статуи") .

Психогенный мутизм отличается от моторной афазия тем, что остается сохранным письмо, и больной свободно общается с его помощью. При психогенной анестезии границы расстройств чувствительности не соответствуют анатомо-физиологическим зонам и, следовательно, клиническим типам расстройств (см. ч. I, разд. 3.1). Чаще всего они проходят по тем или иным анатомическим образованиям, например паховой складке (анестезия ноги), локтевому сгибу (анестезия руки) и т. д. Психогенные парезы с полным основанием называю псевдопарезами, поскольку их сущность состоит в том что целенаправленные движения не удается осуществить только для достижения определенной цели. Например если больному подают пальто, он самостоятельно вдевает руки в рукава, хотя при еде и других обыденных действиях демонстрирует порез. Псевдопарезы не сопровождаются спастичностью, изменениями рефлексов и т. д. Есть и другой признак отсутствие соответствующих синкинезий.

В настоящее время в рамках вышеуказанных основных форм неврозов выделяют, в зависимости от преобладания тех или иных нарушений, невроз тревоги, невротическую депрессию, ипохондрический невроз, а также фобическии невроз.

Невроз тревоги возникает обычно при фрустрации, связанной с хронической неудовлетворенностью служебной, семейной, сексуальной и другой ситуацией, особенно в случаях, обусловленных интрапсихическими конфликтами. Характеризуется ощущением беспокойства, неопределенной угрозы, ожидания неясной опасности и т. д. Чувство тревоги нарушает поведение больных: им трудно сосредоточиться, они легко возбудимы, часто неспособны к целенаправленной деятельности. В период обострения возможна соматизация нарушений.

Невротическая депрессия чаще возникает у лиц с ортодоксальным мышлением, у прямолинейных и "правдоискателей" и в то же время внутренне ранимых, и зависящих от других людей, нуждающихся в их внимании и испытывающих страх перед одиночеством, Невротическая депрессия может развиваться в результате трансформации иных форм неврозов, в частности невроза тревоги . Характеризуется преобладанием чувства печали, грусти, безрадостности, пессимизма. Эти проявления либо сочетаются с астеническими (астеническая депрессия), либо более выражен аффект тревоги (тревожная депрессия).

Фобический невроз обычно развивается у тревожных лиц, склонных к задержке аффекта, как правило в результате интрапсихического конфликта. У больных в определенных условиях возникают конкретные и страхи, сопровождающиеся тревогой, соотносящиеся с определенным объектом или ситуацией.

Фобические проявления разнообразны, но у каждого больного они стереотипны: фобии, связанные с состоянием здоровья (канцерофобия, танатофобия, кардиофобия и др.), боязнь транспорта, замкнутого пространства (клаустрофобия) и др.

Характернейшая черта страхи переживаются как чуждые, больные понимают их беспочвенность и нелепость . Возникает изменение поведения соответственно характеру страхов: избегание физического напряжения, транспорта, перехода улиц и т. д. Ситуация особенно обостряется, если присоединяются своеобразные ритуалы - движения или действия, выполняемые вопреки рассудку, для предотвращения возможной беды. Например, вначале надевают носок на левую ногу и только затем на правую (отсюда выражение «встать не стон ноги» ), перед выходом из дома непременно произносят заклинание и т. д.

Ипохондрический лиц с тревожно-мнительными чертами характера или у ригидных, склонных к патологической задержке аффекта. Характеризуется нарастанием беспокойства за состояние своего здоровья в сочетании с резко выраженными сенестопатиями. Поводом к развитию заболевания часто является смерть или тяжелая болезнь близких или знакомых, а порой только даже рассказ об этом.

В отличие от нозофобий, возникающих при фобическом неврозе, где навязчивый страх в отношении определенного заболевания возникает без телесных ощущений или их незначительности, при ипохондрическом неврозе опасения за состояние своего здоровья тесно связаны с соответствующими ощущениями, у больных развивается фиксация сенестопатических проявлении.

Следует помнить, что невротические и неврозоподобные проявления могут возникать у лиц с органическими заболеваниями нервной системы. Неврозоподобные состояния встречаются при эндогенных заболеваниях (шизофрения). Однако в отличие от последних при истинных неврозах никогда не наблюдается бредовых проявлений.

Диагноз невроза должен строиться на основании позитивных критериев: психогенного фактора, акцентуированности личности, невротических проявлении.

Естественно, необходимо обследование больного для исключения органического заболевания нервной системы. Однако наличие последнего отнюдь не гарантирует отсутствие невроза. Более того, само заболевание нервной системы у акцентуированных личности может играть роль психогенного фактора.

Неврозы являются теми заболеваниями, в лечении которых особое значение приобретает не только личность больного, но и личность врача, т. е. его умение выслушать больного, сопереживать ему, взять часть душевной боли пациента на себя. Врач должен быть предельно внимательным и осторожным. Беседуя с больными, поскольку пациенты, будучи весьма ранимы, могут интерпретировать услышанное неправильно, необходимо словами поддержки успокоить больного, убедить его в отсутствии угрозы для его жизни и здоровья, разъяснить суть заболевания и постараться привлечь больного на свою сторону в качестве партнера в борьбе с недугом.

Основное значение имеет психотерапевтическое воздействие в плане дезактуализации психогенного фактора. Весьма важна при этом мобилизация факторов антиневротической защиты: опора на другие, значимые для данного пациента и действующие факторы (работа, семья, дети, внуки, друзья, любовь, вера и пр.), а также нормализация сна.

Однако надо иметь в виду, что у большинства больных и расстройства сна являются вторичными, а именно в связи с тревогой и реакцией на нее. Поэтому при фармако-терапии чаще основное значение приобретают анксиолитики. Впрочем, спектр их действия более широк, и они в той или иной степени помогают при фобических и ипохондрических явлениях. Большинство анксиолитиков являются бензодиазепинами. В порядке возрастания эффекта их можно расположить следующим образом (хотя большое значение име-т индивидуальный ответ больного): мезапам (рудотель), лоразепам, нозепам (оксазепам, тазепам), феназепам, диазепам (седуксен, реланиум, сибазон, валиум), альпразолам (кассадан). Применяются препараты других групп: мепротан (мепробамат, андаксин), мебикар и др.

В более тяжелых случаях назначают нейролептики, наиболее мягким из которых, пожалуй, является тиоридазин (меллерил, сонапакс); не уступают ему, видимо, терален (алимемазин) и транксен (клоразепам). При пароксизмальных вегетативных расстройствах хорошо действуют адреноблокаторы и клоназепам (см. ч. II, разд. 2.3). Больным с выраженными депрессивными расстройствами можно назначать антидепрессанты : амитриптилин (триптизол) - при тревожной депрессии, имизин (мелипрамин) - при астенической и др. В последнее время наибо-лее эффективными считаются ингибиторы обратного захвата серотонина, в частности флюоксетин (прозак).

При астениях в ряде случаев целесообразно применение средств психоактивирующего действия (сиднокарб, сиднофен). При астении переутомления (длительная напряженная работа) основным фактором может быть просто отдых. Иногда оказывается достаточным освобождения больного от работы на одну неделю для его восстановления. В большинстве других случаев освобождение от работы бывает, как правило, нецелесообразно (хотя вопрос должен решаться сугубо индивидуально), если, конечно, психогения не связана с ситуацией на службе. Выключение больного из активной социальной жизни обычно является негативным фактором. Хорошо известны так называемая пенсионная астения и пенсионная депрессия. В этих случаях особое значение приобретает хобби - увлечение какой-либо деятельностью для себя (от нумизматики до огородничества!).

Из немедикаментозных воздействий, помимо суггестивной терапии, существенные результаты может дать аутотренинг.

Вспомогательное значение имеет физиотерапия и и хвойно-соленые или родоновые ванны невысокой температуры (37 С), общая дарсанвализация и др. , которые могут оказывать также и психотерапевтическое влияние.

Важное значение имеет профилактика неврозов: правильное воспитание ребенка в семье, раннее приобщение его к спорту, сочетание умственного труда с физическим, правильный выбор профессии, сочетание профессиональной деятельности с хобби, активный отдых в выходные дни. В случае межличностных напряженных отношений необходимо своевременно обращаться к помощи специалиста - медицинского психолога.

Для устранения симптомов а также причин расстройств и заболеваний таких как Невроз в медицинском центре НейроПрофи могут быть использованы методы лечения, указанные ниже.

Консультация, диагностика и лечение болевых синдромов в Казани
2017, Медицинский центр НейроПрофи
Комплексное лечение болевых синдромов в Казани для Вас и Ваших близких
Телефон: 8(843)296-66-67
Адрес: г. Казань, ул. Космонавтов 6 а